Осень-Зима 2017/2018

Классика дизайна

У титанов архитектуры от Витрувия до Расмуссена вошло в привычку сводить свои идеи воедино
в возвышенных трактатах. Проработав в своей отрасли шестьдесят пять лет, Max Mara и сама вполне могла бы создать манифест дизайна, ничем не уступающий подобным трактатам. Подобное уважительное отношение к основополагающим принципам, кажется, более свойственно скандинавским культурам, чем романским, а в стремлении к роскоши в пределах досягаемости (как раз на самом пределе, можно дотянуться, если потрудишься как следует) есть что-то, что перекликается со скандинавскими идеями демократичного дизайна.

В середине двадцатого века Шведское общество ремесел и дизайна Slöjdföreningen учило молодоженов, как следует обустраивать дом. Продвигая идею о том, что красота – это честность, они формулировали правила: линолеум на полу должен быть похож на линолеум, а не на камень; конструкция кресла должна быть явно выражена, а не скрыта за дополнительной обивкой; следует избегать чрезмерности в украшении. Max Mara с этими идеями не спорит – в конце концов, зачем заставлять кашемир, верблюжью шерсть, шерсть яка или альпаку выглядеть чем-то еще кроме того, чем они являются?

Не то чтобы строгие каноны шведского дизайна (или морозный шведский климат) воспитали нацию, сплошь состоящую из холодных аскетов: на ум сразу приходят Ингрид Бергман и Анита Экберг. Ледяная красота этих женщин в сочетании с их абсолютно итальянским характером вдохновляют Max Mara по-новому преподнести миланские швейные традиции, на этот раз со скандинавским уклоном. Это настроение воплотил Джонни Дайнелл, созданный которым саундтрек – Вивальди в ритме скандинавского данс-бита – задает свой ритм под сдержанными неоклассическими колоннадами Дворца Сената.

Облик в палитре цветов из пантеона Max Mara – верблюжий, коньячный, карамельный, серый и яркий красный – одновременно смотрится сдержанно и привлекает внимание. В новом силуэте с юбкой-солнце и расходящимися от талии складками заметно бергмановское пижонство; двусторонний свитшот из верблюжьей шерсти демонстрирует небрежный гламур, а ключевым элементом настроения сезона становится беззаботно-элегантный трикотаж – вязка пышными косами и резинкой.

Ну а главный аргумент в научном труде Max Mara – это, конечно, il cappotto, пальто. Каждое из этих пальто представляет собой безупречное соединение материала, формы, отделки и соответствия целевому назначению , которые порадовали бы даже общество Slöjdföreningen. Самые новые их представители – узнаваемые классические модели, выполненные в интригующих гибридных материалах: верблюжья шерсть, умело использованная вместе со стриженой овчиной и дублированным трикотажем, пальто-кардиганы, воплощающие шик и юный порыв. Их обманчивая простота – итог более чем пятидесятилетнего опыта.
Облик дополняется модернистским прочтением солнцезащитных очков «кошачий глаз», деконструированной сумкой со вкладышем из стриженой овчины, который вырывается и на внешнюю сторону сумки, и остроносыми лодочками.

20525990_1588990741153703_1764743322414043752_n